Перейти к публикации

admin

Байки у костра

Рекомендованные сообщения

Гомосексуализм на рыбалке

( правдивая, случилась в 1999 году)

 

В нашем сплоченном идеей борьбы с преступностью и горячительными напитками коллективе служило два субъекта, которые к всеобщему удивлению имели хобби. Один – это я, собственной персоной, другой – мой друг, напарник и кум – следователь Костя. Была у нас традиция: несмотря на любые превратности погоды, два раза в месяц отправляться на рыбалку на водоемы Московской, Тверской, Рязанской и других близлежащих областей. Ловили всё и везде. Без улова не возвращались. И не по тому, что на обратной дороге заезжали в магазины «Свежей рыбы», а потому, что нам, действительно везло и относились мы к этому делу с любовью. Наши жены к нашим детским шалостям относились также с пониманием: мы приезжали трезвые, относительно чистые, да и главное с уловом, чем несравненно радовали своих детишек, когда те с восторгом наблюдали плавающих в ванной щук, лещей и судаков. Наше руководство, порой, ставило, нас в пример, давая понять, что, по крайней мере 2 сотрудника, в тяжелое для страны время, не только облагораживают свой быт, но занимаются добычей снеди для прокорма своих домочадцев и даже несколько раз пытались организовать на базе управления «Клуб любителей рыбалки», назначив при этом нас учредителями. Да и не в прокорме дело… Фанатами рыбалки мы были, есть и будем. Настоящие рыбаки нас поймут. Но случился казус. Пришел к нам в отдел по квартирным кражам опер Олег, который нехитрым оперативным путем (через сплетни) узнал о нашем с Костей увлечении и изъявил желании стать третьим рыболовом-любителем, ссылаясь на то, что у себя на родине, в районе реки Дон, он голыми руками задушил 25 килограммового сома. Все это он подтвердил рассказом под литровый бутыль шикарного первача. Поверить – не поверили, но его настырность взяла вверх и в следующий рыболовный поход мы решили взять его с собой. Тем более он сказал, что в его распоряжении имеется резиновая лодка с небольшим мотором «Ветерок», что для прохладного сентября было явным преимуществом. Шкурные амбиции половить с плавсредства взяли свое.

- Куда едем? – с видом знатока поинтересовался Олег, зайдя в пятницу утром к нам в кабинет, - Кого будем дрочить?

- Дрочить, Олежек, ты будешь хуй, а мы едем на судака на Истринское водохранилище, - подытожил Костя и продолжил, - На Пятницком плесе сейчас неплохо судак на малька играет.

- Ясно. Понял. Когда едем?

- В 18-00 на станции «Планерная». Автомашина ВАЗ-2105 белого цвета г/н п004пп. Устраивает? Успеешь?

- А то, бля, я казак - усмехнулся уничтожитель сомов, - Я буду на стареньком «Опеле» серого цвета с лодкой на багажнике. Удачи, рыбачки!

- И тебе не хворать, - пожелал Костя и продолжил дописывать обвинительное заключение.

- Ну, кумэ, я пойду – дел по горло, - махнул я рукой и направился на свою говенную териториию с наркоманами и бытовушниками, - Вечером заеду, куме привет.

В назначенное время мы с Костей, предварительно наловив в реке Сходня малька, в полной боевой готовности уже более получаса ожидали нашего третьего браконьера в условленном месте. Так как я был за рулем, то бутылку за бутылкой глотал «Ессентуки», мой кум успокаивался в салоне «Столичной», закусывая ее, еще горячей картошечкой, сваренной и сдобренной домашним маслицем и укропчиком моей супругой. Нервы были на пределе!!! Где же этот доморощенный Данди по прозвищу Сом?!!!

В это же время со стороны улицы Планерной на площадь вылетело чудо немецкого автомобилестроения «Опель», немытое со времен 1941 года. На крыше из стороны в сторону раскачивалась уже надутая и еле закрепленная лодка. Из незакрытого багажника торчал «Ветерок» с ржавым винтом. От такого зрелища я пол бутылки минералки вылил на землю, а Костя подавился огромной картошиной, при этом кисточка укропа повисла у него на носу.

- Я еще червей накопал!!! - заорал на всю площадь Олег, - Вдруг окушок или подлещик пойдет… Чего стоим, кого ждем? Давайте вперед, а я за вами!!!

Запрыгнули в машины и помчались в сторону Ленинградского шоссе. Я старался не смотреть в зеркало заднего вида, дабы не нервировать свою нервную систему и не быть очевидцем возможного ДТП, виновников которого мог стать наш юный рыбак. Перед поворотом на деревню Пятница нашего гонщика «Спиди» остановил патруль ДПС. Соответственно, остановиться пришлось и нам. Размахивая «ксивой», руками, волочившейся за лодкой веревкой и загадочно указывая на нашу машину, «короли дорог» пожелали ему, а естественно и нам счастливого пути.

До берега добрались без происшествий и удачно расположились на нашем облюбованном месте среди чудных сосен и песчаных берегов. Оперативно разбили палатку, развели костер и каждый достал заранее приготовленную женами снедь. Ну и, естественно, её родимую… «беленькую». А у нас с Костей был закон: приехали – снасти не распаковываем, а отдыхаем, выпиваем и готовимся к утренней зорьке. Свою меру знали. Пить друг друга не заставляем. Зачем? Завтра на рыбалку. Посидев часок, отправились потчевать в палатку, а наш новый друг-натуралист, сверившись со звездами и какими-то астрологическими прогнозами, удалился по течению реки искать наиболее подходящее для утренней рыбалки место или триппер.

… И вот она зорька. Красота! Солнце еще не встало. Туман стелется по воде. Кое-где слышны всплески: щурята и судачки гоняют молодь. Из под машины раздается храп новоявленного рыбачка. Тихо разбудили искателя рыбных мест, тихо разожгли костерок и, попив чая, двинулись к воде. Размотав снасти и насадив живцов, забросили донки. Не прошло и пяти минут, как у меня натянуло лесу и резким рывком я подсек и вытащил на берег судачка на 2.3 кг. Потом удача пришла моему куму. Потом мне. Потом опять куму. Так продолжалось на протяжении 40 минут. Настроение было приподнятое.

- Нет, хлопцы, так ловить не гоже, - возмущенно сказал наш третий рыбачек, не испытавший до этого ни одной поклевки, и засадил на все 5 крючков 5 жирных плотвиц и пескарей.

- Зря так много, - флегматично заметил Костя, - Толком поклевку не увидишь, если несколько «чурков» малька тронут…

- Не учите, казака трахать казачку, - огрызнулся Олег и метнул донку метров на 80 от берега.

За то время пока мы с Костей ждали поклевки, наш новый коллега по рыболовству успел опустошить мочевой пузырь, раздеться до трусов, всадить 50 граммов водки из своей фляги и закурить. При этом пытался нас «любителей-первогодок» учить ловле рыбы на Дону.

- Не поймаю, то хоть на позднем осеннем солнышке позагораю, - проворковал он, затягиваясь цигаркой, - Нет здесь достойной рыбы!!! Нет!!!

Мы с другом переглянулись, усмехнулись и занялись своими обычными рыбачьими делами.

- Олег, у тебя лесу натянуло, - спокойно указал рукой я на его удилище.

- Не ссы в карьер, салага, – это зацеп, - парировал «профессионал» мои доводы.

- Да, ты чё, мудило, смотри, лесу тянет, - более критично поддержал меня Костя.

- Бля, дилетанты, как вы заебали, - произнес Олег и схватил удилище.

- Пацаны, в натуре, кто-то сидит!!! – завопил донской рыбак и попытался крутить катушку на себя.

- Не рви, мудило!!! – хором заорали мы.

Леска звенела, пружинила и ее таскало из стороны в сторону. В 60 метрах от берега был огромный бурун. Мы бросили с Костей свои снасти и побежали на помощь приятелю. Леску приходилось то отпускать, то «принимать»: противостояние длилось минут 9 или 10. Наконец из пучины показалась голова огромного судака, весом не менее 11 кг., которая хлопала глазами и не предвещала ничего хорошего. Уже, находясь на отмели, судачина извернулся, ударил хвостом, сошел с крючка, но еще находился на отмели: габариты не позволяли покинуть акваторию.

- Глуши, бля, его, Олег, - хором закричали мы с Костей, ища хоть какие-нибудь пригожие для каматоза подручные средства. А разве много можно найти на песчаном берегу.

- ДА, ЁБ ВАШУ МАТЬ!!!! СОМОВ ДУШИЛ, А ЭТУ ТВАРЬ НЕ СДЕЛАЮ!!! - заорал Олег и со всего размаху, как в цирке «Шао-Линя», прыгнул в своих в «розочку» трусах пятой точкой на, распластавшегося на песке здорового судака. Но судак тоже был выметен не из простой икринки и отдавать свою жизнь за подлого малька и тупого рыбака не имел ни малейшего желания. Понимаю, что опускающееся на него тело весом не менее 80 килограмм может причинить ему огромные неудобства, решил быть во всеоружии: он растопырил все свои плавники и помолиться «Нептуну». Лучше бы Олег помолился своему богу….

Огромный шип-луч спинного плавника (не менее 12 см.) судака аккуратно, но со скрежетом вошел под углом в 90 градусов в анус опера Олега. Если Вы, дорогой читатель, считаете, что был вопль, то Вы глубоко ошибаетесь. Возгласов экстаза тоже не было. Рыбина пыталась уйти в пучину – Олег хотел продолжать ходить в туалет самостоятельно. Оба кряхтели (говорят рыба не умеет говорить).

Костя схватил судачину за жабры, а я рыбака под руки. Кум мой умертвил рыбину, а я положил орущего Олега на живот. На крики пострадавшего сбежался весь берег. Пока все рыбаки восхищались пойманной добычей, я разыскивал по близлежащим машинам бинты и ваты. Залив в его (пострадавшего) анус все запасы спиртного и зеленки и, услышав в свой адрес уйму оскорблений, я понял, что во мне умер хирург.

Вы спросите, что потом? Да, ничего… Положил я его на пупок в машину, напихал в попу тканей и повез в Солнечногорскую больницу, где мне хирург задал один вопрос: «А по-аккуратнее трахать можно было?». На мой ответ: «Это рыба!», ответил: «Ну-ну!!!».

Вывод: не ездите с деллитантами на рыбалку.

 

©Важняк

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рыбалка- как много образов в это слово вкладывает русский человек: «Друзья, водка, природа, водочка, костёр, водяра, отдых и снова Водка» , именно с большой буквы «Водка». Согласитесь, у каждого из нас есть пара тройка, историй в которой вы главное лицо действия, а основной мотиватор событий именно этот чудесный напиток. Сюжет, описанный ниже как раз из этой серии.

В конце мая мы компанией друзей отправились покорять «рыбные» места реки Ока. Подготовка к этому рейду проводилась несколько недель, а результат этой подготовки ели-ели удалось запихать в 4 внедорожника. Честно сказать одна из машин была загружена исключительно спиртным …..

Итак, ближе к делу. Прибыв на первое же место где не было конкурентов рыбаков (скорее всего неспроста) было решено разбить лагерь. В общем процесс пошёл. Поскольку просто ставить палатки занятие довольно нудное этот процесс с завидным постоянством разбавлялся порциями алкоголя, и к последней палатке ни сил, ни возможности у коллектива не осталось. Было решено делегировать полномочия по монтажу этой конструкции самому её обитателю, Володе. Немного о нём: человек с огромной романтичной душой всеми своими фибрами стремящейся к прекрасному. И естественно именно это руководило им при выборе места для ночлега, метрах в 15 от обрыва с живописным видом на реку от которой так приятно таращило тиной. После удачного развёртывания стратегического объекта типа «Лагерь» личный состав принялся за основную миссию первого дня отдыха, а именно «Активное уничтожение путём поглощения, горячительных и дезинфицирующих жидкостей». Можно сказать «Mission completed» была на 100%. Особенно в этом преуспел тот самый Володя. Нельзя сказать что он «ушёл» спать, он улетел, но обещал вернуться. Праздник жизни подошёл к концу и практически все одновременно разошлись по палаткам.

Утро. Часа 2 дня. Все проснулись и наконец то начали цель визита на реку. Рыба!-вот наша цель говорил каждый про себя. Но одного голоса было не слышно «Блять, где Вова», выдал коллективный возмущённый разум. А Вова крепко и сладко спал у себя в покоях и просыпаться как-то не планировал. Все попытки пробудить- это мировое зло, а именно : Вода на рожу, скотч на руку, удары ногами по телу и тупое нытьё «Вова, сука, проснись!», остались четны. И тот же коллективный разум выдал «Ему нужна невломенноя доза адреналина!». В течении часа родилась- эта ужасная безоправдательная идея. Трёх местная резиновая лодка была надута загружена рюкзаками со снастями и закрыта брезентом «шоб ничё не выпало» общий вес этого девайса составил кг 120-140. Помните, что Вова любит спать в необыкновенно красивых и живописных местах напротив обрыва и реки и выход из палатки обязательно должен смотреть на всё это великоллепство? Наша мысль была предельно проста, один конец верёвки к лодке другой к ноге жертвы, лодка с обрыва, жертва проснулась. Мы её реализовали. Когда лодка как заправская бомба начала движение по вертикали вниз к реке, Вова начал движение по горизонтали вперёд к обрыву. Скорость обоих была впечатляющей. За несколько мгновения Володя успел проснуться, вспомнить всю жизнь от рождения, покраснеть, побледнеть, заорать, заплакать, пустить слюни и сопли чётко отчертившие его маршрут от палатки к реке, подпортить воздух и «Упс»(вот всегда есть это «упс») скрыться за линией обрыва. Разум напрягся и стало ясно, что длину верёвки никто не мерил…. Подходить к реке было боязно, не все любят вид разбросанных человеческих останков. Повисла тишина, но тут откуда-то снизу раздалось тихое, неуверенное- «Пид@расы…….». Вова слава богу ты живой закричали в один голос все. И правда он умудрился приземлиться в самый центр лодки где под брезентом лежали телогрейки на случай холода. Все расслабились провели спасательную операцию по изъятию Владимира с поверхности воды. Последующие 4 дня про рыбу ни кто и не вспоминал, а Вовчик всё больше молчал и думал, а мы пили за его здоровье и за счастливый случай….

 

Модест.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

да уж,,ну и история

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В память о Бате своём...

 

 

Ехали мы с батей с рыбалки.Мне было лет 12.На плотине перед Южным смотрим стоят рыбаки с удочками,и много,может 10,может больше.И тягают карасика размером не больше ладошки.У каждого не меньше пол ведра такой добычи.Отец подошел к ним,посмотрел и говорит издеваясь:вы ловить не умеете,сидите какуюто хрень таскаете.

Кто-то из них ответил:мол покажи как надо.Батя достал удочку,насадил червя,сделал вид будто читает над крючком заклинание.Втиснувшись меж рыбаков забросил удочку.Не прошло и пыти минут - поклевка у отца.И он вытаскивает сома на два килограма не меньше.Все в накауте т.к.рыбачили в основном местные.Говорят мы в этой леже всю жизнь ловим,и никогда тут такой рабы не ловили.

Скорее всего это было случайное совпадение,НО оно бало.

Батя сразу сложил манатки и мы с гордым видом сразу поехали домой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В реанимации дядя Гоша не пил, как-то не до этого было. Мешали то врачи, то капельницы, то частые потери сознания. Но на третий день, после перевода в общую палату, слегка окрепший организм встрепенулся, прислушался и сильно удивился. «Какова, собственна, хуя?», - спросил организм, и дядя Гоша устремился. Пробив тумбочки соседей и ординаторскую на наличие хоть какого-то бухла и нихуя не обнаружив, он стал подкатывать яйца к санитарке. Игриво ухватив в углу старую клячу за морщинистую жопу во время мытья пола, дядя Гоша получил грязной тряпкой по ебалу, вместо спирта, и не найдя выхода из этого тупика трезвости, нашел выход из больницы и съебнул налегке.

Терзаемый абсистентным синдромом, он завалился ко мне с утра и с выпученными глазами возопил, будто на него снизошло прозрение:

- Я место вспомнил, где прошлой весной канистру пятилитровую со спиртом зарыл! А там щас как раз карась пошел. Надо ехать.

Глядя на его полосатую пижаму без единого кармана, я догадался, что одеждой и стартовым капиталом на организацию экспедиции он собрался разжиться у меня.

- С тебя харчи и дорога, с меня – горючее. Я там пригубил только, литра четыре должно остаться. Всего на два дня веселья, делов-то, - железным аргументом добил веселый алкоголик, и мы поехали.

 

С самого начала все как-то не заладилось. В пригородном автобусе место дяде Гоше досталось у окна, но рядом с очень бойким мальчиком. Его везли к дедушке-китайцу выкатывать яйцом болезнь Дауна, но, глядя на усеянную веснушками, постоянно лыбящуюся в два зуба, придурковатую рыжую морду, мне показалось, что тут даже китайская медицина будет бессильна. Мальчик любил петь и материться. И то и другое он проделывал неожиданно громким и трескучим, от какого-то сука попугая, голосом. Разнообразные фразы, с шипением и треском вылетали из него, как из старого репродуктора:

- Аррляяята учатся летать!

- Какого хуя стоим, бляди?- добродушно обращался он ко всем.

- Не бузи, водила! Паварррачивай, мудак, паварррачивай! – тут же комментировал он действия зазевавшегося водителя.

- Куда сумки прешь, овца? Куррррва! Кррр….Кррры… Крылатые качели летят, летят, лееетяяят… - вертя огромной башкой, вещал веселый мальчуган. Особо нервные пассажиры и хозяйка сумки были очень недовольны. И тут он заметил моего попутчика.

- О, Буратино! – вдруг заорал он, и дядя Гоша вздрогнул.

- Слиффка! – заливаясь хохотом и слюнями, завопил мальчонка и тут же с силой крутанул влево и вверх и без того удлиненный соседский нос. Ахуевающий от боли дядя Гоша не разделял детского восторга по поводу «слиффки». На красном носу образовалось блестящее синее пятно величиной с вишню, которое болело и без того помятой внешности явно не украшало. За полчаса пути он успел выписать длинноносому соседу еще четыре сливки, две саечки за испуг и один раз лизнуть в ухо. Наконец, при очередной носовой атаке двузубый копчегоид получил короткий удар с локтя по еблищу и тихо просопел в подлокотник до конечной остановки. Подъехав еще километров десять на попутке, мы прибыли в указанные дядей Гошей ебеня.

 

Первым делом разбили палатку и начали поиски. Старый дундук точно не помнил дерева, под которым зарыл свое сокровище, и всю дорогу вспоминал метку, которая к тому времени заросла к хуям. Стали рыть наугад. Сосны подступали к самому берегу, на котором вскоре нарисовались два рыбака. Заметив двух людей, с энтузиазмом обкапывающих по кругу лесные деревья, один из них покрутил пальцем у виска, а другой еще долго ржал, как парнокопытное, пока они не скрылись из виду. Часам к двенадцати солнце жарило во всю, и мы, вспотевшие и трезвые, обсапав к тому времени кусок размером с небольшую рощу, увидели штук двадцать туристов-пионеров, непонятно какого лешего забравшихся в эту глухомань. Учительница остановила группу и, указывая на нас, как Ленин, восхищенно сказала:

- Посмотрите, дети, как надо любить природу!

Я в бешенстве отбросил лопатку и попиздовал рыбачить, а старый пират не сдался и, в конце концов, нашел канистру, но блять совершенно пустую. Не хватало только записки с благодарной надписью «спасибо».

И тогда он загрустил: хоть я и поймал несколько увесистых лещей и пару карасиков, рыбалка, по его выражению, накрылась канистрой. Он бесцельно тынялся по берегу, пока не налез на корягу и не пизданулся в костер с ухой. Горячая жидкость хлынула на легкие штиблеты, и дядя Гоша заголосил ошпаренной свиньей. После чего, кряхтя и матерясь, сел сушить свои вонючие носки над костром, нанизав их на конец длинной ветки. Нейлоновые потняки, естественно, загорелись, и горящие ароматные капли полетели в котелок с заново поставленной ухой. Издали наблюдая за добавлением такой оригинальной приправы, я заорал, как пожарная машина, а старый мудозвон невозмутимо взмахнул палочкой, и носки, описав высокую дугу, приземлились прямо на палатку. Пока я добежал, в ней уже зияли две огромные дыры. Нужно было как-то сваливать.

Мобила высвечивала одно деление сигнала сети.

-Алло, скорая? У нас тут на рыбалке человека контузило. Как? Динамитом. Да какой браконьер?! Просто придурок. Да, сильно. Как проехать, могу объяснить, - и дав подробные инструкции, как нас найти, я положил трубку.

 

Ближе вечеру дяде Гоше стало хуже: его заметно потряхивало, и к моменту приезда скорой он сидел на пригорке и без конца распевал то заунывную песню погорельца, в которой «враги спалили ридну хату», то, ни к селу ни к городу, «владимирский централ» Слова и мотивы у него почему-то переплетались, и выходило, что «весна опять пришла и лучики тепла спалили ридну хату». К моему облегчению и восторгу, из машины вышла удивительно красивая для этих мест медсестра, и домой ехать мне резко перехотелось.

- Здравствуйте, девушка! Мы вас заждались уже. Вас как зовут?

- Светлана Васильевна, - приятным голосом строго ответила она и внимательно посмотрела на выводящую дикое соло синеносую фигуру на холмике.

- А меня Алексей. Очень приятно. А вон то - дядя Гоша, очень хороший человек. Недавно из тюрьмы вышел, - галантно представил я наш дуэт,

- А где контуженный?

- Он и есть. Не видно, что ли?

- Понятно…Бела горячка, как обычно. Вася, забирай. Твой клиент, - крикнула она в сторону машины, и огромный санитар резво настиг рыпнувшегося было в кусты певца.

Я пробовал протестовать против такого диагноза, но все было бесполезно, да и компания намечалась приятная. Дядю Гошу, как куренка, за шкварник закинули в «скорую», куда, сказавшись родственником, залез и я. Так дядя Гоша снова загремел в больницу, из которой долго потом выбирался. Но это уже другая история.

 

 

© mobilshark

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Для гаража.Не на форум.---------

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тут недавно один знакомый рассказал - про охоту. В смысле как он с друзьями на утренней зорьке уточек решил пострелять. Озерцо выбрали с вечера. Часов до трех ночи попили-поели и позиции заняли. Тишина райская, слышно как травинки под росой гнутся. И вот в этой-то тишине вдруг раздается довольно громкое кряканье. Кто не профессионал, подумали что это селезень свою уточку подзывает. Короче, крякнуло довольно сильно, а секунд через пять повторилось. Ну народ в предрассветной мгле глазами по водной глади и воздушному пространству зашарил, курками защелкал. А щелчки эти, все в той же тишине, подобны грому. По водной поверхности их на полкилометра слышно. Видно поэтому из ближайших кустов и раздался душераздирающий крик:

- Не стреляйте, мужики! Живот прихватило, видно съел что-то не то!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мой приятель Колян собрался на рыбалку. В этот раз он решил ехать один - без кума и без жены. Уже отъезжая от гаража, шальная мысль мелькнула в голове Коляна. Новая ижевская двустволка, купленная на премию еще не произвела ни одного выстрела. Взять зачехленное ружье, коробку патронов, охотничий билет и разрешение заняло немного времени.

Как он сам впоследствии рассказывал, добрался он до места лишь к вечеру. Поставил машину на берегу и развел костер. Начало осени было теплое, и Колян принял решение ночевать в машине Наскоро поужинав, Колян разложил сиденье и завалился спать. Усталость последних дней, свежий воздух, бутылка вина и предвкушение клева, быстро дали о себе знать, и рыбак заснул крепким и здоровым сном.

 

На рассвете Колян умылся, быстро разобрал и настроил снасти и приготовился к лову, отложив завтрак на пару часов. Бутерброды, завернутые в газету, лежали на заднем сиденье. Рыба бродила поверху, но клева не было. Колян решил попробовать совместить рыбалку с охотой. Собрать и зарядить ружье заняло ровно минуту. Колян уже не следил за поплавками, он ждал появления на поверхности крупной рыбины, готовый выстрелить немедленно.

Когда напряжение достигло пика, до Коляна донесся подозрительный звук со стороны машины. Медленно повернув голову, Колян застыл в недоумении и возмущении. Здоровенный бычок, всунув голову в открытую левую заднюю дверь машины, задумчиво жевал бутерброды. Тут рыбак понял, что остался без завтрака. Но не это возмутило Коляна! Бычок съел все бутерброды, газету, и принялся жевать рубашку, в которой лежали документы и деньги! Колян нагнулся, положил ружье, взял камень, размером в добрый кирпич, и замахнулся, стремясь попасть рогатой скотине в зад. Но в момент броска ноги поехали по скользкой прибрежной траве, кирпич изменил траекторию и попал точно в зеркало заднего вида со стороны водителя! Звон стекла и мат Коляна не произвел на бычка никакого впечатления, кроме того, что жевать он стал энергичней. Злость Коляна перешла в стадию неуправляемого цунами. Ружье в руке оказалось мгновенно! Единственное что Колян никогда не смог бы сделать, это произвести прицельный выстрел в беззащитное животное. Но оскорбленная натура Коляна требовала сатисфакции, и дуплет прозвучал… в воздух, поверх бычьей головы.

Сотни птиц, испуганные двойным выстрелом, взлетели со своих гнезд и подняли необычайный гомон. Но взлетели не только птицы. Бычок от испуга почему-то рванулся в салон, по диагонали машины по разложенным сиденьям с задней левой двери к переднему пассажирскому месту, где безнадежно застрял. Не так сам бычок, как его рога. Точно над сиденьем пассажира рога пробили крышу и аккуратно торчали над машиной, как новомодная спутниковая антенна. Крыша изменила форму, стала напоминать шатер, а лобовое стекло аккуратно лежало на капоте. Колян сквозь зубы шепотом матерился, на цыпочках приближаясь к машине. Приклад со свистом разрезал воздух и над уже затихшей речкой, эхом пронесся шлепок по филейной части незадачливого зверя. Но сделал это Колян напрасно. Удар был сильный, а главное - действенный. Бычок замычал и весь, вместе с задними ногами, оказался в машине. Его зад сместился еще глубже, не изменилось только положение головы, намертво зафиксированной рогами в крыше москвича. В довершении всего, бычок начал исправлять малую нужду прямо на рубашку с документами. Вы представляете объем мочевого пузыря быка? Колян в ступоре наблюдал, как его машина, на манер ванной наполнялась вонючей жидкостью. От злости и бессилия Колян взвыл. Не будем вдаваться в подробности, какими сочными эпитетами Колян награждал зверя, пока на протяжении трех часов безнадежно пытался извлечь его из салона машины, добавлю, что ни в одном словаре мира, Вы никогда не найдете ни таких выражений, ни даже приблизительного перевода.

Когда солнце поднялось высоко, Колян понял, что самому ему, никогда не справиться с этим неуклюжим и огромным животным, намертво застрявшем в салоне москвича. Наскоро собрав снасти, лобовое стекло и ружье, Колян стал моститься на водительское сиденье, рядом со скотиной. Когда двигатель завелся, у бычка от испуга и пережитых волнений случилась диарея. Синхронно с ревом мотора, раздался оглушительный треск, и жидкая струя ударила в заднее и боковое стекло машины. Колян внимательно посмотрел в глаза зверю и смиренно прошептал что-то наподобие молитвы. Несмотря на отсутствие лобового стекла, вонь в салоне стояла невыносимая. Левое копыто передней ноги сделало невозможным нормальное переключение передач. С трудом воткнув вторую, Колян начал движение.

Первые пять километров по проселочной дороге прошли почти без приключений.

Очень мешал встречный ветер с мошкой и пылью. Тут на помощь пришли солнцезащитные очки, подаренные тещей. Правда, когда Колян доставал их из бардачка, под бычьей мордой, одно стекло из очков вылетело и упало в лужу на коврике. Колян надел очки с одним стеклом и так, прищурившись на один глаз, выехал на трассу. Весьма экзотический вид предстал перед дальнобойщиками и автотуристами на трассе Москва - Ростов.

Медленным ходом автомобиль, отдаленно напоминающий Москвич-412, с рогатым шатром вместо крыши, с коровой на месте пассажира, засранными стеклами и одноглазым водителем, осторожно двигался в сторону города. Встречные автомобили задолго сбрасывали ход, останавливались, а некоторые просто съезжали в кювет. Полностью лишенный заднего обзора, Колян даже не догадывался, какие последствия для окружающего мира имела его поездка. Такого внимания Колян не ощущал никогда в жизни. Ни один водитель не мог удержать машину на трассе, после увиденного.

Пост ГАИ Колян проехал без задержки. Полоумный взгляд сержанта проводил москвич, после чего гаишник достал табельное оружие из кобуры, почесал за ухом и зачем-то переложил пистолет в карман брюк…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Коля - наш хороший знакомый. Мы с ним уже лет двадцать приятельствуем, нередко и рыбачим вместе. Все нам в нем нравится: и то, что рыбу ловить умеет, и то, что рассказывает о своих приключениях увлекательно. Этот рассказ я с его слов пересказываю. Что в нем правда, а что фантазия – решайте сами. Я же знаю Николая, как мужика правдивого и на выдумки не способного. Поэтому и предлагаю этот рассказ вашему вниманию.

 

Давно это было. Лет тридцать с лишним прошло. Коля тогда еще молодым был, - только женился. Работал он тогда на цементном заводе. Деньги достаточно большие по тогдашним меркам зарабатывал, поэтому и купил себе один из первых в селе «Яву».

 

Хороший мотоцикл «Ява», скоростной, по трассе летит как стрела. Но покупал его Николай не для поездок по асфальтированной дороге, а для рыбных своих походов приобрел. Именно для рыбалки и не совсем удобным оказался мотоцикл. Хорошая дорога далеко не ко всякому водоему ведет, а проселочные разбиты грузовиками и перетоптаны коровьими стадами. На «Яве» не разгонишься. Но и к таким условиям приспособился Коля. Временами за тридцать - сорок километров на рыбалку ездил, новые рыбные места искал и реку свою исследовал.

 

В тот день или спешил куда-то или не было времени куда-то дальше поехать, или другая причина его тогда в дальний путь не пустила, но сидел он с удочками на водоеме близ своего дома и изредка вытягивал из воды, то небольшого сазана, то окунька, то плотвицу.

 

Уже и солнышко высоко в небо поднялось, утренние соловьи давно отщебетали. Начал он домой собираться, как вдруг привлекла его внимание птичья суета на речном плесе. Присмотрелся он внимательно, а напуганное утиное семейство во все стороны разбегается. А одного утенка нет среди них.

 

«Все-таки пятнадцать, - еще раз перечислил их Николай. - Нет одного»...

 

Он начал вглядываться в небо над рекой, ища в нем коршуна или другого пернатого хищника, который мог бы напасть на утят, но ни кого так и не увидел.

 

Утята тем временем уже к берегу подплывали. Не больше трех метров им преодолеть осталось. Вдруг что-то как бултыхнет между ними! Утята во все стороны так и бросились. И опять одного не стало. Исчез, как будто и не было его совсем.

 

«Не сома ли это проделки, - обеспокоено подумал. - Этот как распробует утятину, то не успокоится, пока всех не истребит»...

 

Словно в подтверждение его догадке и сам хозяин речных глубин вынырнул на поверхность. Колесом, выбросился из воды, да еще и хвостом по ней ляпнул на прощание, и исчез в глубине.

 

- Ах, ты ..., - не сдержался от плохого слова Николай. - Подожди у меня!

 

Но пообещать сгоряча намного легче, чем свое обещание выполнить. Это же вам не карасик какой-то - недомерок. Речной хозяин на несколько пудов потянет. Это - настоящий монстр! И силы его немереные...

 

Но Николай не из тех людей, которые слова зря на ветер бросают. Как задумает что-то, то непременно сделает, ни времени своего, ни средств на задуманное не пожалеет. А что снасти подходящей для сома нет, то не беда! Нашел выход, а его и искать далеко не нужно было. Метров пятьдесят прочного капронового шнура дома взял, а крючок соответствующий ему местный кузнец выковал. Еще и закалил, как следует, и заточил до нужной остроты. Иди, мол, рыбачь, да всю рыбу в реке не распугай...

 

Но Николай на насмешки внимания не обращал. Поймал двух ворон, общипал их и на костре слегка поджарил. Именно этим «деликатесом» он и собирался речного хозяина соблазнить. Крупных сомов только ночью и ловят. Вот и решил тогда он ночь на реке провести. А так как заодно мотоцикл помыть надумал, то и поехал на речную охоту на нем. Словно чувствовал, что пригодиться. Отец, еще шутя, сказал тогда, что будет, на чем сома домой везти, чтобы самому пуп не надрывать.

 

Помыл он свой мотоцикл, да и поставил его на подножку за ивой. А сам донки на мирную рыбу забросил, колокольчики на них подвесил да и взялся за свою сомовью снасть. Нацепил на крюк поджаренных ворон и забросил в реку. Туда, где сомовья яма плавно в мель переходила. А свой конец донки как-то подсознательно, не думая о возможных последствиях и не строя заранее никаких планов, к багажнику «Явы» привязал.

 

Как уже хорошо стемнело, присел он около ивы, костер разжег и сидит, ночь звездную слушает. А тишина вокруг - как в могиле. Только речная волна о чем-то тихо говорит с берегом. Сама обстановка этой волшебной ночи на философские размышления наводит и в сон клонит. Долго ли так просидел рыбак, в звездное небо посматривая, он потом и сам вспомнить не мог. К реальности его вернули какие-то непонятные звуки, которые ворвались в чары летней ночи и шли откуда-то из-за ивы, от его «Явы». Вроде бы колесо по земли стучит - и раз, и во второй раз, и в третий ...

 

«Но это же сом, по-видимому, взял» - промелькнула мысль и подняла Николая на ноги. Он всегда сообразительный во всем был. И дело любое всегда ловко делал, и тогда не растерялся. Вскочил на своего железного коня, завел его с полуоборота и медленно двигаться начал. Первую передачу включил, на газ нажал, а мотоцикл и не едет совсем. Колеса крутятся, буксуют, а какая-то неизвестна сила рыбака вместе с мотоциклом к воде тянет.

 

Здесь уже он и сам испугался. Затянет же монстр мотоцикл в реку - и делай, что хочешь, а из ямы его уже не вытянешь. Да и кто знает, куда его этот сом затянет! Жаль «Яву» до слез! Не накатался еще!

Стиснул Николай зубы и давай газовать, пытаясь сома на силу взять. Несколько минут упорная борьба длилась. А, может, несколько часов, а может и целую вечность… Те минуты рыбаку действительно вечностью показались.

 

Через какое-то время сом ослабел немного. По-видимому, сам не верил, что какая-то сила его остановить может. То ли грохот мотоцикла, по шнуру передаваемый, его напугал, или сом направление своего движения изменить решил, но эта секундная пауза его и погубила. Не рассчитал, видно, хозяин реки, что его таким способом победить можно.

 

Николай, почувствовав ослабление сопротивления рыбы, сразу же воспользовался этим, отвоевав у сома несколько метров шнура. Мотоцикл, надрываясь, ревел, перемешивая колесами траву с песком. Тронувшись с места, Коля почти сразу на вторую передачу переключился, потом на третью, еще и газку поддал и разогнал-таки своего стального коня, не оставив сому ни малейшего шанса. Так на берег его и выволочил.

 

Только выскочив на дамбу, рыбак опомнился, остановил мотоцикл и сразу же перерезал шнур, связывающий его «Яву» с рыбиной. Сначала даже подумал, что сома на крючке уже нет, и тот вскоре опять напомнил о себе. Отойдя от шока, он пытался вернуться в свою стихию. Шнур в руках вибрировал и хлестал по сторонам.

В темноте ночи, отдавая последние силы борьбе, отчаянно билась огромная рыбина, била хвостом, разбрасывая вокруг себя и песок, и камни, и вырванную с корнем траву...

 

Но шансов спастись у сома уже не было. От спасительной воды его отделяло не меньше двадцати метров враждебной ему среды, преодолеть которые ему, привязанному, было невозможно. Да и сам рыболов был не из тех, кто мог подарить своей добыче эти спасительные метры. Правда, от волнения и перенапряжения он и сам дрожал от пяток до кончика носа, но шнур из рук не выпускал. Он будто прирос к сжатым в кулак ладоням.

 

Это уже потом Николай понял всю наивность своих переживаний. А тогда, покоряясь тысячелетнему инстинкту охотника, он поднял с земли увесистую палку - не выпуская из рук шнура, впритык приблизился к сому и изо всех сил ударил его по голове - варварский, обычный способ. Николай это и сам потом осознавал. И каялся, что поступил именно так, но с другой стороны и добыча его меньше мучилась...

 

Когда сом в конечном итоге прекратил свое сопротивление и утих под ярким от звезд летним небосводом, рыбак лишь тогда почувствовал, как устал. Все еще не выпуская шнур из рук, он сел возле своей добычи и жадно затянулся сигаретой.

 

Сколько весила добыча? Шестьдесят восемь килограмм. Правда, взвешивали его дома отдельными кусками, то же, весьма возможно, что живой вес его был больше. А в длину сом имел два метра и восемнадцать сантиметров. Вот такой себе великан... Теперь таких не встретишь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Взято voffka.com

Охота на уток

Как-то летом довелось мне отдыхать в деревне, где познакомился я с колоритнейшим персонажем. Звали его дед Сергеич. Внешне эдакий обеспеченный сельский житель начала позапрошлого века, старый как дубовый пень, и такой же крепкий. Постоянно употребляющий непонятные слова (кстати все знают, что "придрочить", обозначает "приласкать" по-старорусски? Я вот не знал и в свое время на деда обиделся.)

 

Дед этот вызывал у односельчан стойкое уважение, поскоку был танкистом, героем войны, механизатором от бога, и на удивление основательным мужиком. Но благодаря своей основательности постоянно вызывал подколки и насмешки. К примеру, однажды договорился он с соседом об организованно выпить, тока сказал в лесок ближайший пробежаться надо, дабы насест новый спроворить в курятник. Ждал сосед деда часа три, после чего забил на все, выпил всё в одного и с песнями пришел домой, от чего душевно и физически пострадал через посредство жены. А дед пришел домой тока ночью, найдя где-то абсолютно ровную жердину (два метра не то что без изгибов, но даже без сучков). Да еще и хвастался всем, какой у него евронасест таперича в курятнике. Ну ибёт ли курей, есть ли на жердине изгиб? Хотя мы сейчас не об этом.

 

Короче решили мужики отдохнуть. То есть под предлогом «пострелять уток» слинять на целый день, попить водочки и поохотиться заодно. И вот дернул же их черт пригласить Сергеича. Приключения начались с момента приглашения, то есть за сутки. Во-первых, была раскритикована лодка, как плавсредство непригодное не то что к плаванию, но даже и на растопку. Охотники были посвящены, во что надо одеваться, во сколько ложиться спать, кто где будет в лодке сидеть, была распределена очередь гребли, и дед уже было собрался распределять и караулы, но, когда мужики серьезно спросили "А вот перед охотой жопу после сранья надо подтирать правой или левой рукой? Или может вообще газеткой?", дед на вопрос обиделся, гордо повернулся и удалился, бросив напоследок: "да и ружья у вас - баловство одно". Кстати в середине разговора подтянулся я и, уяснив в чем дело, подписался с народом, благо нахуй послать было как раз некому, все общались друг с другом.

 

Утром, с трудом продирающие глаза охотники подошли к берегу, неся по полупустому рюкзачку и ружьишку, их ждал дед у своей здоровенной заново просмоленной плоскодонки. Началась загрузка, охотники просто запрыгнули в лодку и стали смотреть на деда, который укладывал в лодку вещи, совершенно необходимые для охоты. Здоровенный рюкзак, якорь, сделанный из сломанного плуга, шест, болотные сапоги, моток веревки (чтобы связывать пленных уток, не иначе), топор (наверное, чтобы было за что держаться, если лодка утонет), плащ-палатка (???), запасные весла, завернутые в непромокаемую ткань, короче если бы нас прямо так, в лодке закинуло на необитаемый остров, то Робинзон со своими пожитками, снятыми с разбитого корабля, тихо рыдал бы от зависти, глядя на нас. В итоге плоскодонка легла-таки пузом на дно, и пришлось ее сталкивать поглубже. Дед как заправский капитан командовал отплытием, я как впередсмотрящий тупил в темноту, потому что было рано шопездец, два охотника менялись на веслах и молча гребли. Дед грозно супил брови, в его бормотании явно проскальзывало что-то о "сухопутных моря не нюхавших", и бля буду, не хватало деду деревянной ноги и повязки на глазу!

Айвазовский с его непередаваемой техникой изображения морской волны и бури, конечно, мог бы нарисовать наше грандиозное плавание по речке-усыхайке в сторону озерца Заростун.

 

Наконец мы добрались, и собственно охота началась, охотники проделали какие-то хитрые манипуляции с подкрадыванием в камышах, ориентируясь на звук, взлетела небольшая стайка уток голов этак в 15, охотники дружно стрельнули, пара-тройка уток упала, все были рады... Тока дед глянул на результат, пробормотал "Баловство это все", и полез в рюкзак.

Первым делом из рюкзака появился спасательный круг (не пижжу самый настоящий) с полустертой надписью «непотопляемый» то ли констатация факта, то ли названия места, откуда бил спижжен. Затем появились: здоровый кусок сала, булка хлеба, завернутая в ткань, а поверх ткани в полиэтилен, запасные штаны, походный набор для шитья, две пачки махорки, соль, спички, походный маленький примус "Шмель", кусок доски, полуметровая металлическая рогатка, две пачки дроби и пачка дымного пороха. Все взирали на это, разинув рот, и гадали, что же будет дальше.

 

А дальше дед запихнул все обратно в рюкзак, оставив только порох, дробь, рогатку, спички, кусок доски, и (заметно поколебавшись и подозрительно поглядев на охотников на предмет "не спиздят ли") спасательный круг. Потом он поднял то, что все приняли за запасные весла, и развернул ткань. Вот тут то все ахренели настолько, что даже выматериться никто не догадался. Такое не в каждом музее увидишь. Кремневое ружье начала позапрошлого века, диаметр ствола с теннисный мячик, на стволе раструб, приклад весь украшен какой-то резьбой, и размером все это великолепие с нормальное такое полноформатное весло. Пака все таращились, дед сноровисто снаряжал антиквариат. На один заряд ушла вся пачка пороху и две пачки дроби. Рогатка была воткнута в специальную дырку в борту (потому что весило это чудовище с полдеда), доска подложена под фуфайку (как видно и отдача была соответствующая), и дед изготовился к стрельбе. На всю возню ушло наверное с полчаса. Но наконец-то дед дал команду "Поднимать стаю". Подплывание на звук повторилось. Охотники пугнули уток и заполошно стрельнули. Испугавшись выстрела, в воздух поднялась стая уток голов в 30.

 

И тут стрельнул дед. Я, конечно, не слыхал как стреляют корабельные орудия (это у которых в стволе ходить пешком можно), но подозреваю, что ненамного тише. Если бы я не оглох сразу, то уверен, еще минут 20 слышал бы гуляющее эхо. Отдачей деда просто смело со скамьи и унесло на корму, все видимое пространство заволокло дымом, нихера видно не было, и захотелось тихо и жалостливо закричать "Ё-ё-ё-ё-ёжы-ы-ы-ы-ык". Стояла тишина, лодка медленно дрейфовала назад, все тихо сидели, кроме деда, который лежал, и думали о бренности бытия... Потом дед с кряхтением поднялся, завернул свою аркебузу в тряпку и принялся укладывать рогатку и доску в рюкзак. Налетевший ветерок рассеял дым, охотники в очередной раз, раззявив рты, глядели на результат дедовой охоты. Три четверти стаи лежало на воде, вдобавок повсюду плавали вылетевшие перья, короче создавалось впечатление, что уток там больше, чем воды. Дед, оглядев это безобразие, сказал "Эх правее надо было брать, полстаи ушло!".

 

В общем, собрали уток, И все поняли, что смысла задерживаться больше нет. Мужики наскоро выпили и понуро погребли домой. По дороге дед сноровисто увязывал уток в какую-то копну, получился пучок килограмм этак на 40, не считая того, что дед отдал охотникам (типа не зря же плавали). В целом все кончилось отлично, вот тока каждую третью утку есть было нельзя, потому что дроби в некоторых было заметно больше, чем мяса, впрочем на это как раз никто не обиделся, но деда больше с собой на охоту не звали. Как говорил дед «Не хотят в свои пехотные дела старого артиллериста допущать» и по-ленински вскидывал бровь.

 

© Prihod

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Красиво,впечатлило...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из воспоминаний охотника: "Последний из Могикан" или "Страсть"

 

Эта история произошла в одном из районов Ленинградской области. Возможно, кто - то про неё уже слышал, так как мне её рассказал один уважаемый почтенный охотник, который сам был участником тех событий, о которых я хочу Вам поведать. Много времени прошло с той поры, но до сих пор, нет-нет да вспомнят эту историю. Было это в 90-х годах уже прошлого столетия, в самый разгар перестройки. Стали в удалённые уголки Ленинградской области, в глухие деревеньки приезжать иностранные охотники, да "новые русские", которые в охоте особо-то и не разбирались, но палили в небо, почём зря и без разбору. До этих пор, у нас на медведя мало кто охотился, лицензий выдавали не много, попробуй достань, да и без этих так называемых лицензий местные мужики зря "Топтыгина" не трогали, как говорят "Медведь - зверь сурьёзный", на рожон не лезь и он тебя не тронет. Так и жили рядом, человек и медведь, каждый старался лишний раз на глаза друг другу не попадаться, соблюдали, как говорят дистанцию, и это устраивало обе стороны.

Да вот времена другие стали, как говорится " Не до жиру - быть бы живу", кто помнит карточную систему, по талонам на заре перестройки, хотя тогда ещё колхозы и совхозы были, а мяса и многих других продуктов в магазинах не было, или по талонам не говоря уже про деревню. Иностранным охотникам мясо не надо было, им трофей подавай, шкура, да череп медвежий, мясо они оставляли нашим егерям, в те времена мясо лишним не было, даже если и медвежье, уже подспорье. А вот наши "Новые охотничьки" те всё брали, не говоря уже про медвежью желчь. Так, что от медведя только одна требуха оставалась, не использована, да и только. Охота на медведя стала не только популярна, но и выгодна, тут тебе трофей, тут тебе и мясо, а в итоге деньги, да и не малые. Шкуру продать можно было выгодно, мясо медвежье, так же принимали и закупали, как деликатес некоторые рестораны, которые росли в Питере, словно грибы после дождя, да и желчь спросом пользовалась и денег немалых стоила. Так, что настали для "Хозяина леса" тяжёлые времена, хоть нос не кажи из леса. Вот в одну такую из деревень и пожаловали "Новые охотничьки", прослышали, что в ней один старый дед свой век доживает, в былые годы не одного зверя добывал за сезон. Начиная с зимы на берлоге и кончая поздней осенью на овсах, на потраве, или бывало когда косолапый завалит, какую-либо животину домашнюю, корову или лошадь, он значит сторожит его, "стервятника", так раньше в старину медведя называли, который повадился на домашний скот давить. Деда звали Егор Прокопьевич, в те годы деду было лет под девяносто, его жене около восьмидесяти, знамо, что моложе она его была лет на двенадцать, а может более. Детей у них хоть и много было, да все по городам разъехались, а после распада Союза и вовсе, в ближнем зарубежье оказались, так что жили они вдвоем и не тужили. Изредка дети с внуками приезжали, значит проведывали, помогали по дому, по хозяйству и уезжали с чистой совестью перед богом, что своих стариков не забывали. Старику за свою долгую жизнь многое поведать пришлось; революция гражданская война, коллективизация, Беломор - Балтийский канал им. Сталина, Финская, а затем Великая Отечественная война и где бы он ни был, всегда рядом с ним была его "Страсть" к охоте, которая ему, да и другим помогала в трудные времена в жизни. За прожитые годы, кем он только не был, от рабочего до начальника, от рядового до командира и везде старался, оставаться самим собой, оставаться человеком, как бы тяжело не было. В те далёкие годы. не кому легко не было, времена другие были. Держались они с супругой молодцом, всегда друг о друге заботились. Всё хорошо, да вот только одна проблема, была у старика - это страсть к охоте, которую он унаследовал от своих предков, прадедов и которая теперь текла в его жилах, по его телу, которую он передал своим детям, а те в свою очередь внукам. Надо сказать, что дед был строгий, но справедливый, отходчивый, но в людях разбирался хорошо, как говорят, по одним глазам мог прочитать, кто есть кто. Вот "новые охотничьки" и подкатили к деду, мол расскажи, да покажи, как ты на медведя охотишься, а мы тебе литр водки, а может быть и два дадим, если научишь взаправду, по взрослому на зверя охотиться. Деду, конечно такой расклад не мог понравиться. На охоте водку не пьют, а после можно, ежели "С полем!" пришёл или добыл кого, охотниками не становятся ими рождаются, сказал дед. Если отвага и страсть к охоте есть в охотнике и тот же закал, по которому легко отличить его по натуре, охотника настоящего, от случайного любителя охоты. Если последнего радует успех сильнее, чем легче он достался, то для первого, напротив, успех только тогда и имеет значение, когда он куплен ценною риска, борьбы и труда, когда он даёт почувствовать свою силу и отвагу, сознать свою ловкость и энергию; словом, охотнику по натуре важен не столько результат, охоты сколько процессе и его отдалённые моменты. А вам уважаемые, как бы побыстрее, да полегче добыть и сами то не понимаете, что медведь вам не пряник, в рот не положишь, его выждать, выследить, добыть надо, не говоря про всё остальное. Да и под него можно угодить, не дай бог конечно, это вам не фантик, какой-то под названием "Медведи в сосновом бору", вразумлял их старик. В то же время он понимал, что раз они наметили, то все равно с ним или без него, сами пойдут, только без должного знания и опыта, которые приходят с годами. В деревне деду свой опыт не кому было передать, кому передал те давно уже уехали, а другие и те далече. И решил старик лучше сам их научу, чем они сами "Дров смогут наломать". Не знал конечно старик, корыстных умыслов "новых охотничьков", что добыть медведя им надо для того, чтобы продать шкуру, мясо и желчь, а деньги разделить между собой, на троих, разумеется он в расчёт не шёл. Старик обучал по тем дням когда они к нему приезжали. Как, правильно подходить к зверю с подходу, не спеша, с выдержкой и хладнокровием, как надо вести себя на лабазе, без лишнего шума и ёрзанья, как определить, откуда зверь вышел и где обратно зашёл, как вести себя, когда зверь ранен и может быть опасен не только для того, кто на него охотится, но и для других людей, которые и не ведают и не знают, что им грозит опасность, как правильно и метко надо стрелять, сохраняя при этом выдержку и хладнокровие, нажимая при этом плавно на спусковой курок ружья и многим другим премудростям, которые необходимы в охоте.

Ребята оказались смышлеными, быстро схватывали, как говорят "На лету", ведь им было ещё только по 30-35 лет. Приходилось разную работу осваивать и посложнее, поэтому это обучение им показалось лёгким. Приехали они накануне перед выходными, быстро перекусили после дальней дороги и сразу на овсы, чтобы посидеть ещё засветло, так как вначале октября темнеет сразу после восьми вечера. Деда брать не стали, посчитали дело не хитрое, подумаешь, что с лабаза стрелять, что с подхода подойти к зверю на расстояние выстрела и пальнуть по нему. Дед им ещё раз напомнил, как надо правильно вести себя, с расстановкой, всё делать тихо и не спеша. Чтобы, не идти втроём решили разделиться, двое с подхода на одном поле, а один на другом поле с лабаза будет "караулить". Кроме медведей на поля с овсом вечером, выходили кабаны, прибегали зайцы прилетали утки, тетерева, гуси, было такое впечатление, как будто ты находишься в зоопарке и не знаешь, на кого смотреть, за кем охотится. Вот такие времена тогда были. Охотится с подхода, когда ещё светло не так страшно, но когда начинает темнеть, вот тут всякие не хорошие мысли лезут в голову, поэтому "Новые охотники" в целях безопасности решили за лесть на ближайший лабаз, так было спокойней и сидя сверху чувствовали себя по уверенней. Прошло около часа, может больше из-за леса поднималась ярко оранжевая луна громадных размеров, когда на поле с овсом вышел медведь, по его очертаниям это был крупный матёрый зверь. Охотники переглянулись в темноте и почти одновременно выстрелили в него. Не успело эхо рассеяться от выстрелов, как уже новое эхо, раненного медведя звенело в ушах, было такое впечатление, что они оглохли или им засунули вату в уши. Медведь в начале упал, заревел так, что волосы на голове дыбом встали и страшно стало и с приглушённым рёвом, чередуя его с глухим стоном, шатаясь из стороны в сторону, торопливо уходил с поля в лес, от куда пришёл. Охотники были поражены увиденным и пережитым, они даже не пытались выстрелить по второму разу, у них было такое чувство, что они на время окаменели, так на них произвело впечатление рёв раненного матёрого зверя. Они решили не спешить и подождать, вспоминая, чему их наставлял дед Егор, может раненный зверь, сам истечёт кровью, ослабнет и тогда его без особого труда и риска можно будет добрать. В это время третий охотник, который сидел один на лабазе и слышал выстрелы своих товарищей и которого разбирало любопытство, решил слезть с лабаза и направиться по направлению к своим товарищам, что он и сделал. До того поля, где охотились его приятели напрямки надо было пройти километра два, а в круговую по дороге все пять. Решил идти напрямки, где лесом, где полем, да не учёл, что идти то не днём, а ночью да ещё сокращая путь, вот и угодил в болото, вот занесла не лёгкая, ладно отдохну да дальше пойду подумал он. Медведь лежал на болоте, лёг так, чтобы то место, куда был ранен находилось в воде, так вроде бы было ему полегче. Когда, становилось больно, он тихонько постанывал, до того места куда он был ранен, а это был бок, он не мог дотянуться и зализать его, кровь уже не била фонтаном, как в начале, постепенно рана его затягивалась внутренним жиром и кровь переставала идти. Вдруг медведь уловил запах человека впереди себя. Зверь весь напрягся и затаился. Теперь он не боялся человека. Отдохнув немного охотник решил продолжить свой путь по направлению откуда слышал выстрелы, своих компаньонов. К сожалению, он не мог знать всех тех событий, которые произошли полчаса назад и не знал, что опасность притаилась впереди. Ему оставалось ещё немного пройти по моховому болоту и выйти на твёрдую почву, когда ещё он не увидел и не услышал, а скорее почувствовал, как говорят затылком, затем поднял голову и увидел, от себя с боку в каких то 5-6 метрах несущегося на него громадного медведя с открытой пастью, с кровавой пеной на губах и с таким звериным рыком от которого, кровь в жилах стынет когда его слышишь. Наверно, в этот миг он всё понял, что напоролся на медведя, раненного его товарищами по охоте и шансов у него нет, помочь некому, только сам, вспомнил слова дедовы, мысли, как вихрь пронеслись у него в голове, так сердце сдавило и от чего-то обидно стало, что всё так быстро и по-глупому получается. Он успел сорвать с плеча свой "помповик" и произвести один за другим два выстрела по бегущему на него зверю и всё…

Медведь в два - три прыжка покрыл расстояние между собой и человеком, на которого напал из-за засады и который успел по нему выстрелить и попасть ему в плечо, но медведя это не остановило, будто не чувствовал боли, он сшиб человека и ударил передней лапой на отмах, удар был настолько сильным, что у его жертвы, что-то внутри хрустнуло и от этого его тело сделалось, каким то ватным. Медведь ещё несколько раз укусил человека, прошёлся когтями по голове, но человек никаких признаков жизни не подавал. Тогда медведь оставил его в покое, при этом закидав тело мхом и сломанными ветками деревьев, постоял не много, зализывая рану на плече. Пуля осталась внутри, как впрочем и предыдущая. Все пули попали в мягкие ткани, не зацепив при этом жизненно важные органы тела. Медведь постоял ещё не которое время, мотая головой из стороны в сторону, наблюдая за тем местом, которое он закидал и под которым находился человек, который не подавал никаких признаков жизни, это его успокоило и он продолжил свой путь, возможно осознавая, что после случившегося, люди навряд ли оставят его в покое и простят.

А в прочем он к этому был готов, ведь не он первым начал.

Продолжение следует.

 

С.И. Балакирев

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рыбацкая История произошла с моим товарищем. Как водится, рассказываю с его слов от первого лица. Итак... ... Люблю рыбачить. Есть у меня одно особое местечко. Нечасто туда удается выбраться, но когда удается, - это сказка. Лес, тихая излучина небольшой речки, вокруг никого. Красота... А какие окуни там клюют – огромные. Прямо хищники! Не буду разводить руками, врать не хочется. Просто хотел сказать, что на окуня я в то место и хожу. Вот про одного из них и рассказ. Приехал я в тот раз на рыбалку пораньше. Расположился, раскладываю снасти, готовлюсь. Предвкушаю удовольствие от процесса. Солнышко только-только взошло. Ни ветерка, тишь да гладь. Я уже было стал спускаться к бережку, как вдруг слышу – какой-то там шум около воды. Что-то происходит. Гляжу, - ба, - да это же белка! На берегу. Бегает чего-то туда-сюда, суетится... Смотрит куда-то в воду. Пригляделся повнимательнее, - в воде коряга. Даже не коряга, а целое бревно. Само в воде, а край немного из воды торчит, и вот на этом краю что-то лежит. То ли желудь, то ли еще что. Да точно, желудь лежит. И хочет белка его как-нибудь достать, - но бревно-то в воде. Прыгать надо, а прыгать не хочется. Бегает она, бегает, никак решиться не может. Примеривается, присядет вроде как для прыжка... нет, опять никак. Ну, думаю, чем же это дело кончится? Подходить не хочу, испугается. Дай, думаю, подожду, понаблюдаю. И недолго ждать пришлось. Остановилась белка в очередной раз, и – прыг! Уже на бревне. Схватила желудь – и тут... Ш-шу!! Выныривает из воды окунь. Да что там окунь – не просто рыба, а Вот Такая Морда! Белку своей пастью - Гам! – и на глубину. Только я их обоих и видел. Я обалдел. Думаю, - надо же, чего только в природе не бывает... А дальше... дальше произошло вот что. Не успел я опомниться – ш-шу! Выныривает тот окунь опять. Уже без белки. И кладет тот самый желудь обратно на край того же бревна...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Монолог черепахи

 

Ластами шмяк, шмяк, шмяк..

Ой как же хочется быть балериной.. ух как хочется! Так ведь нет, сожрут

без панциря! Все эти зубатые- хвостатые, забавные но голодные- мигом

сожрут! Вон скат проплыл- наколет и сожрет, приколист несчастный. Или

вон, акула- уже косится. Подавишься подруга! Тебе же свои потом хвост

обгрызут.

Шмяк-шамяк..

Елки палки, ну почему как жрать, так всякую гадость, разные

водоросли-медузы?! Вот хотелось бы борща навернуть, пару рюмок,

гамбургер. Нет же! Вон какая медуза. Противная, но надеюсь что не

ядовитая. Сейчас вон такого в океан повыливали- того гляди чтобы саму

эти слизняки не пожрали, мутанты несчастные.

Шмяк-шмяк..

Что же это за эволюция такая, кто вообще это придумал то? Тысячи

километров молотишь по океану чтобы где-то яйца отложить. Постучали

панцирем по панцирю- и вся любовь, никаких тебе цветов-конфет,

ухаживаний и переживаний. Благоверный блин, мокрый и холодный. Долг

эволюции отдал и уплыл куда-то. Ни тебе поцеловать, ни цветов нарвать.

Чтоб его там осьминоги сожрали!

Шмяк-шмяк..

Остров, вроде тут яйца откладывать. Как приплыла не знаю, что такое GPS

навигатор понятия не имею, где там какая звезда фиг его знает. Даже

компаса нет. О, да я тут не одна! Флешмоберы хреновы, полезли, что ли.

Слыш, самка, куда прешь? Давно ластой по морде не давали?!

Шамяк-шмяк, по песку шшшшшш..

Ну все, вроде долг эволюции отдала, и че? Опять в океан, эти

морепродукты жрать да в воде мокнуть? А где это, моральная компенсация,

цветы и овации? Тоска.. куда ж это меня занесло, и за что? Может в

прошлой жизни того.. яйца не откладывала? Что ж за жизнь такая

бестолковая то, без цели и смысла то? Жрать водоросли, плавать да

размножаться. Я ведь достойна большего, я знаю больше, я хочу и умею

больше! Я творческая натура, я хочу творить!

 

.. и она проснулась, в шикарной постели. Впереди был фитнес, макияж,

разговоры с подругами, ночной клуб, алкоголь, легкие наркотики,

очередной любовник, секс без обязательств. Жизнь обрела смысл...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Притча.

Гулял как-то Змей Горыныч по лесу. Вдруг видит - скатерть-самобранка. Обрадовался Змей, лапами потер и говорит: «А ну-ка, самобранка, хочу много-много самых разных яств!». И, о чудо, - на скатерти появилось разной снеди видимо-невидимо. Еще больше обрадовался Горыныч и погрузил все три головы в еду - только чавканье со всех сторон понеслось. Съел Змей все и говорит: «Хочу еще!». И опять на скатерти появилось всего великое множество. Так несколько раз продолжалось. Наконец Горыныч обессилил и заснул. А на утро у Змея начало брюхо раздуваться. Пухнет, пухнет… раз и лопнуло. И умер Горыныч. Мораль: Имеешь одну задницу - так нЕчего жрать в три горла.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот теперь,всё понятно,всё как у людей!

....."Ко мне подошла моя мать с традиционным вопросом: «Нет, ты мне объясни,кто и за что его распял?»

Моей матушке 80 лет, она у меня молодец, в здравом уме, по дому что-то делает, но вот с памятью никак. Поэтому на любой православный праздник она загоняет меня в угол ивыбивает из меня лекцию по христианству.Это давно тянется.

Мать у меня профессиональная коммунистка, всю жизнь проработала в горкоме и религия для неебыла табу. Потом уже будучи на пенсии в перестроечные годы она решила все таки приобщиться к религиозному дискурсу.

И началось.

- Так что же этополучается? Они же там все были евреи?

- Да.

- И Христос был еврей?

- И он тоже.

- А православным тогда какое дело до этих еврейских разборок?

 

Вот что тут скажешь? Тем более что я сам атеист.

Хорошо что есть верующие родственники. Матушка долго с ними общалась, что-то такое поняла. И опять пристала с вопросами: «Ты можешь мне человеческим языком объяснить, что там случилось и что мы празднуем? ».

Я попытался пересказать ей новый завет в понятной терминологии.

 

- Вот представь,была Римская империя, вроде СССР.

- Понятно.

- А в ней была союзная республика Иудея.

- Ну вот уже по-человечески.

- Там был первый секретарь, по-ихнему первосвященник, Анна, как положено из местных. И зам у него был по оргпартработе – Каиафа. А второй секретарь, как положено был из центра, назывался прокуратор.

- Это Понтий Пилат который?И что они не могли сразу по-человечески написать! Ну и ?

- Ну и вот, был уних большой партийный праздник песах. Все готовятся, там отчетные собрания,торжественные доклады, все как обычно. А тут вдруг приезжает на осле какой-то диссидент. Деклассированные элементы ему осанну кричат. Не хорошо.

- Ага, поняла, это Христос значит. А в чем было его диссидентство?

- Ну, он выступал против формализма и начетничества.

- Ясно, волюнтарист!

- Ну типа того.Общественник Иуда доложил куда надо, Христа повязали, засунули в обезьянник,решили устроить показательный процесс.

- То есть гласность у них была!

- Контролируемая.Анна и Каиафа собрали пленум, стали решать как бороться с чуждыми проявлениями.Распять диссидента у них полномочий не было, санкция нужна была из центра, вот они и прошли ко второму секретарю Понтию Пилату. Говорят, давай распни диссидента этого, а то мы настучим, что ты провалил работу с местными кадрами.

- Да, эти баи в союзных республиках вечно так… Хорошо еще хоть спросили. Ну и дальше что?

- Понтий Пилат им говорит: не вешайте на меня своих диссидентов, идите к иудейскому предисполкома Ироду, он исполнительная власть, пусть и решает. Пошли к Ироду, тот отнекивается, дескать не моя юрисдикция и вообще у меня вон Иродиада хуже Галины Брежневой себя ведет, а тут вы еще.

- Надо же, все как у людей!

- В том и смысл. Ну вот, пошли опять к Пилату, тот дал наконец санкцию,но с оговорками, как обычно:«Я умываю руки, под вашу ответственность, я докладную напишу, перегибы на местах и т. д. » А Христа распяли.

- Ну вот теперь понятно!

- Ну слава богу!

- Нет, стой,непонятно!

- Что непонятно?

- Как это может быть чтобы первый секретарь был еврей?"

Изменено пользователем Понтий Пилат

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На дальнем Востоке в период массового захода корюшки мужики бросают работу и устремляются на подледный лов.Так как морозы там большие, все стремятся создать себе как можно удобные условия для ловли.Трое друзей решили проблемму легко.Взяли балок(типа самодельного вагончика строительного на полозьях)Лед там тостый - авто держит.Посреди балка устроили типа люка со съемной крышкой.

Удобно - тепло(печка топится) сидишь,как дома и рыбу ловишь.Вообщем , мужики -молодцы!

Короче,приехали на место.Зима - дни короткие,пока обустроились уже темно.Пробили полынью под люком,все подготовили и решили это дело отметить спиртиком.Запасов хватало - не на день собрались.На грудь приняли изрядно.А тут еще печка накалилась - в тепле хмелелось быстрее. Уже порядком поддатый один встает и случайно проваливается в прорубь...

Дело на реке,под водой течение,его подо льдом сносит.Над головой лед - не пробить.В воде холодной протрезвел, думает - конец. Но....

Рыбаков то много.Видит - свет пробивается впереди по течению.Он туда.Стоит палатка ,тоже прорубь,два рыбачка ловят рыбку и тут из проруби выныривает мужик... Шок, конечно, но они его вытащили,дали кой какую одежду сухую, налили спиртика.Всяко бывает, а на севере люди понятливые.Пошел мужичек к себе в балок.

А там двое оставшихся в шоке сидят. Че делать? Че жене его говорить? Че милиции обьяснять? Ясно мужику кранты.Тут дверь открывается... и входит утопленник... Немая сцена.

Одеженку мужику дали кой - какую в палатке. Мороз то крутой, пока шел - замерз. Ничего не говоря, мужик проходит к бутылке, наливает себе стакан, выпивает, его шатануло. Плохо владея собой,

делает пару шагов ... и сваливается опять в прорубь! Друзья онемевшие не понимают - че это было??? Глюки??? Крыша поехала???

Мертвец вернулся, да еще сухой из под воды. Выпил и опять туда же.

На всякий случай заперли дверь на засов.

Наш мужичек, оказавшись опять в воде поплыл уже проверенной дорожкой. К той самой палатке, где уже выбирался. Когда он опять показался в проруби, ребята обалдели. Тебе что, у нас понравилось? говорят. Кое как обьяснились. Тот извиняется и настойчиво тянет их к себе в балок угостить и познакомить спасителей со своими друзьями.

В это время в балке у мужиков вернулся дар речи. Стали обсуждать, решили, что это что-то нехорошее было, раз с того света утопший приходил. И тут стук в дверь. Они застыли, а тот прямо ломится, кричит - откройте, это же - Я!!! Один из друзей через дверь - "уходи" и крестится. ( Утопленник опять вернулся ). А тот -"Да открывайте

быстрее, я не один, со мной еще двое". Друзья - "Он с собой еще двух прихватил".

Но конечно, все потом объянилось, только пить стали поменьше и крышкой прорубь закрывать. На всякий случай.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сам был свидетелем этой истории. Пришли на реку с рассветом. Клева нет. Часов в 6 утра на противоположном берегу появился рыжий матерый кот. Подобрался к мелководью, запрыгнул на ближайший к берегу бугорок и принялся с азартом ловить малька. Причем сноровисто так, видно что для него это привычное занятие. Ширина реки метров 10-15 - все хорошо видно и слышно. Но все попытки кота поймать рыбку были неудачные. При каждом ударе лапой по воде - сочный шлепок на всю округу и недовольное урчание. Вообщем у него тоже не клюет. Через минут 15 мимо кота проходит пожилой рыбак и усаживается на свое коронное место. Пока раскладывал удочки кот бросил свое занятие и подбежал к рыбаку. Спрашиваю у деда его ли кот. Говорит соседский, но его все тут знают, у нас обычай сложился первую рыбу хоть маленькую, хоть большую ему отдаем вот и бегает к каждому рыбаку за вознаграждением. Кот съедает рыбу и отправляется сразу домой. Наблюдаю дальше. У рыбака напротив тоже не гу-гу. Кот подождал минут 10. Потерял надежду и вернулся на свое место. И тут ему подфартило. Поймал верхоплавку. Мы приветствавли его удачу бодрыми поздравлениями, а он вместо того чтобы съесть рыбку выскочил с нею на берег и отнес к деду. Наш смех перешел в хохот когда этот дед вполне серьезно высказал коту, что его рыбу есть не будет и домой не пойдет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не юмор, но повествование красивое. И если дети будут знать историю в таком изложении - неплохо.

Персидский поход полковника Карягина: круче, чем 300 спартанцев.

В 1805 году Российская Империя воевала с Францией в составе Третьей коалиции, причем воевала неудачно. У Франции был Наполеон, а у нас были австрийцы, чья воинская слава к тому моменту давно закатилась, и британцы, никогда не имевшие нормальной наземной армии. И те, и другие вели себя как полные мудаки и даже великий Кутузов всей силой своего гения не мог переключить телеканал "Фэйл за фэйлом". Тем временем на юге России у персидского Баба-хана, с мурлыканием читавшего сводки о наших европейских поражениях, появилась Идейка. Баба-хан перестал мурлыкать и вновь пошел на Россию, надеясь рассчитаться за поражения предыдущего, 1804 года. Момент был выбран крайне удачно — из-за привычной постановки привычной драмы "Толпа так называемых союзников-криворуких-мудаков и Россия, которая опять всех пытается спасти", Петербург не мог прислать на Кавказ ни одного лишнего солдата, при том, что на весь Кавказ было от 8 000 до 10 000 солдат. Поэтому узнав, что на город Шушу (это в нынешнем Нагорном Карабахе. Азербайджан знаете, да? Слева-снизу), где находился майор Лисаневич с 6 ротами егерей, идет 40 000 персидского войска под командованием Наследного Принца Аббас-Мирзы (мне хочется думать, что он передвигался на огромной золотой платформе, с кучей уродов, фриков и наложниц на золотых цепях, лайк э факин Ксеркс), князь Цицианов выслал всю подмогу, которую только мог выслать. Все 493 солдата и офицера при двух орудиях, супергерое Карягине, супергерое Котляревском (о котором отдельная история) и русском воинском духе.

 

Они не успели дойти до Шуши, персы перехватили наших по дороге, у реки Шах-Булах, 24 июня. Персидский авангард. Скромные 10 000 человек. Ничуть не растерявшись (в то время на Кавказе сражения с менее чем десятикратным превосходством противника не считались за сражения и официально проходили в рапортах как "учения в условиях, приближенных к боевым"), Карягин построил войско в каре и целый день отражал бесплодные атаки персидской кавалерии, пока от персов не остались одни ошметки. Затем он прошел еще 14 верст и встал укрепленным лагерем, так называемым вагенбургом или, по-русски, гуляй-городом, когда линия обороны выстраивается из обозных повозок (учитывая кавказское бездорожье и отсутствовавшую сеть снабжения, войскам приходилось таскать с собой значительные запасы). Персы продолжили атаки вечером и бесплодно штурмовали лагерь до самой ночи, после чего сделали вынужденный перерыв на расчистку груд персидских тел, похороны, плач и написание открыток семьям погибших. К утру, прочитав присланный экспресс-почтой мануал "Военное искусство для чайников" ("Если враг укрепился и этот враг — русский, не пытайтесь атаковать его в лоб, даже если вас 40 000, а его 400"), персы начали бомбардировать наш гуляй-город артиллерией, стремясь не дать нашим войскам добраться до реки и пополнить запасы воды. Русские в ответ сделали вылазку, пробились к персидской батареи и повзрывали ее нахрен, сбросив остатки пушек в реку, предположительно — с ехидными матерными надписями. Впрочем, положения это не спасло. Провоевав еще один день, Карягин начал подозревать, что он не сможет с 300 русскими перебить всю персидскую армию. Кроме того, начались проблемы внутри лагеря — к персам перебежал поручик Лисенко и еще шесть засранцев, на следующий день к ним присоединились еще 19 хиппи — таким образом, наши потери от трусливых пацифистов начали превышать потери от неумелых персидских атак. Жажда, опять же. Зной. Пули. И 40 000 персов вокруг. Неуютно.

 

На офицерском совете были предложены два варианта: или мы остаемся здесь все и умираем, кто за? Никого. Или мы собираемся, прорываем персидское кольцо окружения, после чего ШТУРМУЕМ близлежащую крепость, пока нас догоняют персы, и сидим уже в крепости. Там тепло. Хорошо. И мухи не кусают. Единственная проблема — нас уже даже не 300 русских спартанцев, а в районе 200, а их по-прежнему десятки тысяч и они нас караулят, и все это будет похоже на игру Left 4 Dead, где на крошечный отряд выживших прут и прут толпы озверевших зомби. Left 4 Dead все любили уже в 1805-ом, поэтому решили прорываться. Ночью. Перерезав персидских часовых и стараясь не дышать, русские участники программы "Остаться в живых, когда остаться в живых нельзя" почти вышли из окружения, но наткнулись на персидский разъезд. Началась погоня, перестрелка, затем снова погоня, затем наши наконец оторвались от махмудов в темном-темном кавказском лесу и вышли к крепости, названной по имени близлежащей реки Шах-Булахом. К тому моменту вокруг оставшихся участников безумного марафона "Сражайся, сколько сможешь" (напомню, что шел уже ЧЕТВЕРТЫЙ день беспрерывных боев, вылазок, дуэлей на штыках и ночных пряток по лесам) сияла золотистая аура пиздеца, поэтому Карягин просто разбил ворота Шах-Булаха пушечным ядром, после чего устало спросил у небольшого персидского гарнизона: "Ребята, посмотрите на нас. Вы правда хотите попробовать? Вот правда?". Ребята намек поняли и разбежались. В процессе разбега было убито два хана, русские едва-едва успели починить ворота, как показались основные персидские силы, обеспокоенные пропажей любимого русского отряда. Но это был не конец. Даже не начало конца. После инвентаризации оставшегося в крепости имущества выяснилось, что еды нет. И что обоз с едой пришлось бросить во время прорыва из окружения, поэтому жрать нечего. Совсем. Совсем. Совсем. Карягин вновь вышел к войскам:

 

- Друзья, я знаю, что это не безумие, не Спарта и вообще не что-то, для чего изобрели человеческие слова. Из и так жалких 493 человек нас осталось 175, практически все ранены, обезвожены, истощены, в предельной степени усталости. Еды нет. Обоза нет. Ядра и патроны кончаются. А кроме того, прямо перед нашими воротами сидит наследник персидского престола Аббас-Мирза, уже несколько раз попытавшийся взять нас штурмом. Слышите похрюкивание его ручных уродов и хохот наложниц? Это он ждет, пока мы сдохнем, надеясь, что голод сделает то, что не смогли сделать 40 000 персов. Но мы не сдохнем. Вы не сдохнете. Я, полковник Карягин, запрещаю вам дохнуть. Я приказываю вам набраться всей наглости, которая у вас есть, потому что этой ночью мы покидаем крепость и прорываемся к ЕЩЕ ОДНОЙ КРЕПОСТИ, КОТОРУЮ СНОВА ВОЗЬМЕМ ШТУРМОМ, СО ВСЕЙ ПЕРСИДСКОЙ АРМИЕЙ НА ПЛЕЧАХ. А также уродами и наложницами. Это не голливудский боевик. Это не эпос. Это русская история, птенчики, и вы ее главные герои. Выставить на стенах часовых, которые всю ночь будут перекликаться между собой, создавая ощущение, будто мы в крепости. Мы выступаем, как только достаточно стемнеет!

 

Говорят, на Небесах когда-то был ангел, отвечавший за мониторинг невозможности. 7 июля в 22 часа, когда Карягин выступил из крепости на штурм следующей, еще большей крепости, этот ангел умер от опизденения. Важно понимать, что к 7 июля отряд беспрерывно сражался вот уже 13-ый день и был не сколько в состоянии "терминаторы идут", сколько в состоянии "предельно отчаянные люди на одной лишь злости и силе духа движутся в Сердце Тьмы этого безумного, невозможного, невероятного, немыслимого похода". С пушками, с подводами раненых, это была не прогулка с рюкзаками, но большое и тяжелое движение. Карягин выскользнул из крепости как ночной призрак, как нетопырь, как существо с Той, Запретной Стороны — и потому даже солдаты, оставшиеся перекликаться на стенах, сумели уйти от персов и догнать отряд, хотя и уже приготовились умереть, понимая абсолютную смертельность своей задачи. Но Пик Безумия, Отваги и Духа был еще впереди.

 

Продвигавшийся сквозь тьму, морок, боль, голод и жажду отряд русских… солдат? Призраков? Святых войны? столкнулся с рвом, через который нельзя было переправить пушки, а без пушек штурм следующей, еще более лучше укрепленной крепости Мухраты, не имел ни смысла, ни шансов. Леса, чтобы заполнить ров, рядом не было, не было и времени искать лес — персы могли настигнуть в любую минуту. Четыре русских солдата — один из них был Гаврила Сидоров, имена остальных, к сожалению, мне не удалось найти — молча спрыгнули в ров. И легли. Как бревна. Без бравады, без разговоров, без всего. Спрыгнули и легли. Тяжеленные пушки поехали прямо по ним. Под хруст костей. Еле сдерживаемые стоны боли. Еще больший хруст. Сухой и громкий, как винтовочный выстрел, треск. На грязный тяжелый пушечный лафет брызнуло красным. Русским красным.

 

Из рва поднялись только двое. Молча.

 

8 июля отряд вошел в Касапет, впервые за долгие дни нормально поел, попил, и двинулся дальше, к крепости Мухрат. За три версты от нее отряд в чуть больше сотни человек атаковали несколько тысяч персидских всадников, сумевшие пробиться к пушкам и захватить их. Зря. Как вспоминал один из офицеров: "Карягин закричал: «Ребята, вперед, вперед спасайте пушки! » Все бросились как львы… ". Видимо, солдаты помнили, КАКОЙ ценой им достались эти пушки. На лафеты вновь брызнуло красное, на это раз персидское, и брызгало, и лилось, и заливало лафеты, и землю вокруг лафетов, и подводы, и мундиры, и ружья, и сабли, и лилось, и лилось, и лолось до тех пор, пока персы в панике не разбежались, так и не сумев сломить сопротивление сотни наших. Сотни русских. Сотни русских, русских таких же, как и вы, презирающие ныне свой народ, свое русское имя, русскую нацию и русскую историю, и позволяющие себе безмолвно смотреть, как гниет и разваливается держава, созданная таким подвигом, таким сверхчеловеческим напряжением, такой болью и такой отвагой. Ложащиеся в ров апатичных удовольствий, чтобы по вам шли и шли пушки гедонизма, развлечения и трусливости, кроша ваши хрупкие пугливые черепа своими колесами хохочущей мерзости.

 

Мухрат взяли легко, а на следующий день, 9-го июля, князь Цицианов, получив от Карягина рапорт ("Ради чего мы все это делаем? Ради этих тупых трусливых уебищ из будущего, которые даже серого диктатора ссут свергнуть? Кстати, мы все еще живы и три последние недели заставляем гоняться за нами половину персидской армии. P.S. Борщ в холодильнике, персы у реки Тертары"), тут же выступил навстречу персидскому войску с 2300 солдат и 10 орудиями. 15 июля Цицианов разбил и прогнал персов, а после соединился с остатками отрядами полковника Карягина.

 

Карягин получил за этот поход золотую шпагу, все офицеры и солдаты — награды и жалованье, безмолвно легший в ров Гаврила Сидоров — памятник в штаб-квартире полка, а мы все получили урок. Урок рва. Урок молчания. Урок хруста. Урок красного. И когда в следующий раз от вас потребуется сделать что-то во имя России и товарищей, и ваше сердце охватит апатия и мелкий гадкий страх типичного дитя России эпохи кали-юги, страх митингов, действий, потрясений, борьбы, жизни, смерти, то вспомните этот ров.

 

Вспомните Гаврилу.

  • Плюс 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если не возражаете, еще о солдатской отваге.

 

"Троянский конь" из Красной Армии

28 июня 1941 года, Белоруссия. В Минск врываются немецкие войска. Советские части отступают по Могилевскому шоссе, одну из колонн замыкает единственный оставшийся танк Т-28, ведомый старшим сержантом Дмитрием Малько. У танка проблема с двигателем, но полный запас ГСМ и боекомплект.

 

Во время авианалета в районе н. п. Березино, от близких разрывов бомб Т-28 безнадежно глохнет. Малько получает приказ взорвать танк и продолжить следовать в г. Могилёв в кузове одного из грузовиков с прочими бойцами смешанного состава. Малько просит разрешение под его ответственность отложить выполнение приказа – он попытается отремонтировать Т-28, танк совсем новый и не получил значительных повреждений в боевых действиях. Разрешение получено, колонна уходит. В течение суток Малько действительно удается привести двигатель в рабочее состояние.

 

Дальше в сюжет включается элемент случайности. К месту стоянки танка неожиданно выходят майор и четверо курсантов. Майор – танкист, курсанты артиллеристы. Вот так неожиданно формируется полный экипаж танка Т-28. Всю ночь они обдумывают план выхода из окружения. Могилевское шоссе наверняка перерезано немцами, нужно искать другой путь.

 

…Оригинальное предложение об изменении маршрута высказывает вслух курсант Николай Педан. Дерзкий замысел единогласно поддерживается вновь сформированным экипажем. Вместо следования в расположение сборного пункта отступающих частей, танк помчится в противоположную сторону – на Запад. Они прорвутся с боем через захваченный Минск и выйдут из окружения по Московскому шоссе в расположение своих войск. Уникальные боевые возможности Т-28 помогут им осуществить такой план.

 

Топливные баки заполнены практически до крышек, боекомплект – хотя и не полный, но старший сержант Малько знает место расположения брошенного склада боеприпасов. В танке не работает рация, командир, стрелки и механик водитель заранее оговаривают комплекс условных сигналов: нога командира на правом плече механика-водителя — правый поворот, на левом — левый; один толчок в спину — первая передача, два — вторая; нога на голове — стоп. Трехбашенная громада Т-28 выдвигается по новому маршруту с целью жестоко покарать фашистов.

 

 

На брошенном складе они сверх нормы пополняют боекомплект. Когда все кассеты заполнены, бойцы наваливают снаряды прямо на пол боевого отделения. Тут наши дилетанты допускают небольшую ошибку – около двадцати снарядов не подходили к 76 мм короткоствольному танковому орудию Л-10: несмотря на совпадение калибров, эти боеприпасы предназначались для дивизионной артиллерии. В догонку погрузили 7000 патронов для пулеметов в боковых пулеметных башнях. Плотно позавтракав, непобедимая армия двинулась в сторону столицы Белорусской ССР, где уже несколько дней хозяйничали фрицы.

 

2 часа перед бессмертием

 

По свободной трассе, Т-28 несется к Минску на полном ходу. Впереди, в серой дымке появились очертания города, возвышались трубы ТЭЦ, заводские корпуса, чуть дальше виднелись силуэт Дома правительства, купол собора. Все ближе, ближе и необратимей… Бойцы смотрели вперед, с тревогой ожидая главный бой всей их жизни.

Никем не остановленный, «троянскй конь» миновал первые немецкие кордоны и въехал в городскую черту, – как и предполагалось, фашисты приняли Т-28 за трофейную бронетехнику и не обратили никакого внимания на одинокий танк.

Хотя договаривались до последней возможности соблюдать скрытность, все-таки не утерпели. Первой невольной жертвой рейда стал немецкий велосипедист, весело крутивший педали прямо перед танком. Его мельтешащая фигура в смотровой щели достала механика-водителя. Танк рыкнул мотором и закатал незадачливого велогонщика в асфальт.

 

Танкисты проехали железнодорожный переезд, пути трамвайного кольца и оказались на улице Ворошилова. Здесь, у ликеро-водочного завода, на пути танка встретилась группа немцев: солдаты Вермахта осторожно грузили в грузовик ящики с бутылками спирта. Когда до анонимных алкоголиков оставалось метров пятьдесят, заработала правая башня танка. Гитлеровцы, как кегли, попадали у автомашины. Через пару секунд танк толкнул грузовик, перевернув его вверх колесами. Из разбитого кузова по округе стал распространяться смачный запах торжества.

 

Не встретив сопротивления и сигналов тревоги со стороны рассеянного паникой противника, советский танк в "стелс"-режиме углубился в границы города. В районе городского рынка, танк свернул на ул. Ленина, где ему навстречу попалась колонна мотоциклистов.

Первая машина с коляской самостоятельно въехала под броню танка, где была раздавлена вместе с экипажем. Начался смертельный аттракцион. Лишь на мгновение перекошенные от ужаса лица немцев показывалсись в смотровой щели механика-водителя, исчезая затем под гусеницами стального монстра. Мотоциклы в хвосте колонны попытались развернуться и удрать от приближающейся смерти, увы, попали под огонь башенных пулеметов.

 

Намотав на гусеницы незадачливых байкеров, танк двинулся дальше, проезжая по ул. Советской, танкисты всадили осколочный снаряд в группу стоящих у театра немецких солдат. И тут возникла небольшая заминка – при повороте на Пролетарскую улицу танкисты неожиданно обнаружили, что главная улица города битком заполнена живой силой и техникой противника. Открыв огонь из всех стволов, практически не целясь, трехбашенное чудовище ломанулось вперед, сметая все препятствия в кровавый винегрет.

Среди немцев началась паника, возникшая в связи с созданной танком аварийной ситуацией на дороге, а также общим эффектом неожиданности и нелогичности появления тяжелой бронетехники Красной Армии в тылу германских войск, где ничто не предвещало такого нападения…

 

Передняя часть танка Т-28 оснащена тремя пулемётами ДТ калибра 7.62 (два башенных, один курсовой) и короткоствольным орудием калибра 76.2мм. Скорострельность последнего – до четырёх выстрелов в минуту. Скорострельность пулемётов – 600в./мин.

 

Оставляя за собой следы военной катастрофы, машина полностью проехала всю улицу до самого парка, где была встречена выстрелом противотанковой 37-миллиметровой пушки PaK 35/36.

Похоже, этом месте города советский танк впервые столкнулся с более-менее серьёзным сопротивлением. Снаряд высек искры из лобовой брони. Второй раз фрицы пальнуть не успели – танкисты, вовремя заметили открыто стоящую пушку и незамедлительно отреагировали на угрозу – на Pak 35/36 обрушился шквал огня, превратив орудие и расчет в бесформенную груду металлолома.

 

В результате беспримерного рейда гитлеровцам был нанесён крупный урон в живой силе и технике, но главный поражающий эффект заключался в поднятии сопротивленческого духа жителей Минска, что способствовало поддержание авторитета Красной армии на должном уровне. Особенно велико значение этого фактора именно в тот начальный период войны, во время серьёзных поражений Имеются однозначные сведения, что в то время в городе оставалось значительное число местных жителей, ставших свидетелями этого невероятного случая, что повлекло за собой немедленное изустное распространение истории о подвиге советских воинов среди окружающего населения.

 

А наш танк Т-28 уходил по Московскому проспекту из логова фрицев. Однако, дисциплинированные немцы вышли из шокового состояния, преодолели страх и попытались оказать организованное сопротивление прорвашемуся в их тыл советскому танку. В районе старого кладбища Т-28 попал под фланговый огонь артиллерийской батареи. Первым же залпом была пробита 20 мм бортовая броня в районе моторно-трансмиссионного отделения. Кто-то вскрикнул от боли, кто-то зло выругался. Горящий танк продолжал движение до последней возможности, все время получая новые порции немецких снарядов. Майор приказал покинуть гибнущую боевую машину.

 

Старший сержант Малько вылез через люк механика-водителя в передней части танка и видел, как из командирского люка наружу выбрался раненый майор, отстреливаясь из табельного пистолета. Сержант успел отползти к ограде, когда сдетонировал оставшийся в танке боекомлект. Башню танка подбросило в воздух и она упала на прежнее место. В возникшей суматохе и пользуясь значительным задымлением, старшему сержанту Дмитрию Малько удалось скрыться в огородах.

 

Странно, но Малько осенью того же года удалось вернуться в кадровый строй боевых частей Красной Армии в прежней воинской специальности. Странно, но он сумел выжить и пройти всю войну. Удивительно, но в 1944 году, он въехал в освобожденный Минск на Т-34 по тому же Московскому проспекту, по которому он в 41-м пытался из него вырваться. Удивительно, но он увидел тот свой первый танк, который отказался бросить и уничтожить под Березиным и который потом с таким трудом смогли уничтожить солдаты Вермахта. Танк стоял на том же самом месте, где был подбит, аккуратные и ценящие порядок немцы отчего-то не стали его убирать с трассы. Они

были хорошими солдатами и умели ценить воинскую доблесть.

 

 

Д.И. Малько, человек, у которого нужно учиться воевать. Обратите внимание — ему так и не было присвоено звание Героя Советского Союза

 

Об этом подвиге заговорили в 60-е годы ХХ века. После войны, Дмитрий Иванович долго искал своих боевых товарищей. Что с ними стало? К сожалению, он совершенно не помнил фамилий майора и тех курсантов – в горячке тех дней они даже не успели познакомиться. Через несколько лет кропотливых поисков с помощью всесоюзного радио, на связь с Малько вышел Николай Педан. В 1964 году состоялась их встреча. Как выяснилось, Николай смог выбраться из горящего танка, но попал в плен. Из концлагеря он был освобожден лишь в 1945 году. По его свидетельствам удалось установить имена трех других курсантов. Фамилию погибшего майора удалось установить лишь предположительно – Васечкин.

 

Известно ещё об одном из танкистов: Фёдор Наумов. Он также тогда был укрыт местными жителями, переправлен к партизанам и в 43-м году после ранения в партизанском отряде был вывезен самолётом в тыл. Благодаря ему стало известно место захоронения майора и имена двух других курсантов, погибших тогда же. Убитых майора и двух курсантов похоронила местная жительница Любовь Киреева.

 

Это было третьего июля сорок первого года. Командир танка (башенный стрелок) майор Васечкин, механик водитель старший сержант Дмитрий Малько, заряжающий, стрелок курсового пулемёта курсант Фёдор Наумов, Пулемётчик правой башни курсант Николай Педан, пулемётчки левой башни курсант Сергей, пулемётчик кормового пулемёта курсант Александр Рачицкий.

 

post-1221-1355408329,3802_thumb.jpg

Изменено пользователем YrikN
  • Плюс 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Когда я был маленький (в прошлом году), мне папа однажды вечером сказал:

- А поехали, сын, со мной на рыбалку! Я покажу тебе, Василий, всю красоту природы!

У меня давно подозрение, что родители ждали на свет не меня. И не сестру. Я – Коля, она – Катя. А они нас регулярно называют Васей. Может, кота планировали родить? А тут я ещё вспомнил, как мама весь день прямо при мне ездила отцу колёсами по мозгам на старые темы – типа Макаренко, типа общение, типа отцы и дети – это такой рассказ Сухомлинского, где родичи возили дитей на рыбалку и разные дуэли… Даже я проникся, что уж про папу говорить.

- Я очень рад, отец! – сказал я и покосился на маму.

Она улыбнулась.

- Но вставать в четыре утра! – предостерёг папа и тоже покосился на маму.

- Ладно!

- Там холодно!

- Вы меня вырастили крепким и здоровым!

- Там комары!

- Выдержу!

- Там нет интернета!

- Ммммммм… — сказал я.

- Рррррррр! – сказала мама.

Утром меня куда-то привезли. Начинались сумерки, был дубак, кусались комары. Кароче попадос.

Дядя Вова озадаченно смотрел на меня, вынутого из машины параллельно с удочками и ящиком водки. Я его хорошо помню, это отличный папин друг, он порой оставался у нас ночевать, поскольку даже вчетвером вынести его из квартиры – проблематично. Лось, хуле.

- Это было необходимо? – осторожно спросил дядя Вова.

Папа спрятал глаза.

- Тааааааак… — дядя Вова поскрёб затылок. Но было поздно.

- Ну что ж теперь, замерзать пацану, штоле? – крикнул дядя Серёжа, который был тоже добрый, зато небольшой, и его обычно от нас легко уносили дядя Слава и дядя Петя. Если они были за рулём.

Все сразу побежали за дровами и разожгли костёр. Он сначала дымился, и все говорили – это от комаров. А потом дядя Петя сказал: — Да ну его нах! – и плеснул бензина. Дрова сразу загорелись, и немножко загорелся дядя Вова, и все смеялись.

Потом папа меня подвёл к берегу и сказал:

- Вот наша лодка. Мы на ней поплывём ловить рыбу.

- Дык она же… таво… затопленная наполовину, папа.

- Мы воду вычерпаем, щели законопатим и просмолим, и помчимся на вёслах и парусах!

- Аааа… Ну другое дело.

- Ты главное – учись, сынок, — папа неуклюже с непривычки погладил меня по голове. – Впитывай опыт старых рыбаков. – и заторопился к костру, ещё издалека крича: — Штрафную мне срочно!

 

Потом мы сидели у костра, я пил лимонад, сколько хотел, и ел чипсы, сколько хотел, и мне никто не мешал. Дядя Петя учил как кидать спиннинг:

— Леску пальцем держишь, понял? Потом х**кс с размаху… а тут уж мастерство – прицел и дальность, это уж не пропьёшь, неееет! Чота запуталось, блин. Да ну его нах… – и кинул спиннинг в костёр.

- Не, ты веришь, Колян? – дёргал меня за рукав обгорелый дядя Вова.

- Вася, — меланхолично поправлял папа.

- Кароче, Васян, веришь, нет? – воооот такую щуку… не, воооооооот такую… два часа вываживал… и нечем подцепить, ты понимаешь? Кароче прыгнул за борт, и руками за жабры… о как. Сапог прокусила. Потом покажу.

- Тиха мужики! – подскочил дядя Серёжа. – А я вот прошлый год почти тут, на том берегу, километр левее – сёмгу взял! На блесну. Шесть кило, не меньше.

- Мммм… — улыбнулся дядя Слава. – Точно – сёмгу? Там обычно таймень клюёт. На поплавок.

- Факт, — кивнул папа. – Особенно летом.

- Чо? Таймень? Ну… бля… Чо я п(18+)ю чтоли? Был бы таймень – я бы сказал таймень!

- Гыыыыыыыы! – заржали все.

Потом из лесу вышли, был сильный мороз. . . Две тётеньки.

Мне показалось, красивые и добрые. Дали мне конфет, и с одной тётенькой дядя Вова ушёл гулять по берегу.

- А я – отказался! – сказал папа, пристально посмотрел мне в глаза и ушёл с другой в лес.

Утром я уже сам таскал дрова в костёр, чтоб не замёрзнуть. Папа и дяди пили воду прямо из озера и поливали её себе на голову. И неизменно спрашивали:

- Ну как ты, сынок?

А чо я-то. У меня и лимонаду, и шашлыков, и чипсов осталось на троих. И спал я под двумя телагами, грех жаловаться.

Потом пришёл рыбнадзор и продал нам два ведра живой рыбы за последние три бутылки водки, по тарифу.

Когда собрались в обратный путь, папа сказал:

- А хочешь, сынок, поехать со мной на охоту! Там не то что спиннинг покидать, там даже из ружья пострелять придётся! Не боишься?

- Не. А какой тариф?

- А вот как маме правильно скажешь – такой и тариф. От тебя всё зависит, Вася. Наследник мой! – папа гордо посмотрел на дядей. Они спали.

ххх

- Мама! Мама, если б ты знала, как это здорово! Мы вытащили лодку, законопатили швы, просмолили, и помчались по волнам!

- Ох!

- Я метал спиннинг, придерживая леску пальцем, а потом – ррррррраз! Ну, не всегда метко, я же ещё не мастер. Вот дядя Серёжа – может блесной сёмгу за хвост зацепить!

- Вау!

- Да, непростое дело, мать. Ещё там мимо проходили разные тётеньки…

- Таааак… Иииии?

- Папа сказал – «Я отказываюсь». Не знаю, о чём. Но сказал.

- Ах, дорогой мой… а я ещё сомневалась, дура… А вот ты случайно не заметил, сынок… как бы сказать… вероятно, они пили много… ммм…

- Водки?

- Да, водки… Что! Откуда ты…

- Не, водку они обменяли… — я осёкся. – На… лимонад и одеяло, потому что я хотел пить и замёрз. Немножко.

- Ох, даже не верю. Неужели ещё остались на свете настоящие мужчины, и один из них – мой? А прикидывался мерзавцем, скромняга… Ты ешь, ешь. Устали, наверное?

- Устали ужасно, вон папа, видишь, спит на полу в болотниках. А скоро на охоту пойдём! Не возражаешь?

- Что ты, милый. Я же понимаю – отцы и дети. Это прекрасно. Может, и меня возьмёте?

Папа внезапно перестал храпеть и затих.

Неужели умер? – подумал я недоверчиво.

 

Теперь у меня есть новый комп и всегда свежие лицензионные игры. Когда кончатся, мы непременно сходим на охоту. Возможно, даже с мамой.

 

© Толстый Хрен

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Откушав чего-то непотребного в студенческой столовой, загремел в инфекционную больницу с диагнозом острое отравление. В отделении нас было человек восемь, и из всех выделялся балагур Гриша, живой такой мужичок лет сорока. Именно с ним связан смешной и жуткий случай, коему я был свидетелем. Все началось с того, что в один прекрасный день нам решили сделать гастроскопию. Hе буду описывать эту унизительную процедуру, которая может нравиться разве что людям с определенными наклонностями, но без некоторых подробностей не обойтись. Сначала жертве делают клизму (стеклянная пипетка с резиновой трубкой и емкостью), затем минут пять заставляют терпеть усиливающиеся позывы, потом в туалет и, наконец, в лапы к врачу. Врач был почему-то вьетнамец, то ли работал по обмену опытом, то ли что-то еще, неважно. Я отмучался, и следующим на процедуру пошел Гриша. Вернулся он раньше времени, красный от стыда и давящийся от смеха. С его слов и со слов присутствующих там медсестер удалось восстановить картину произошедшего. Медсестра вставила Грише клизму, подождала, как положено, пять минут (Гриша еще терпит) и тут увидела, что кончик стеклянной клизменной пипетки обломан. Посмотрела на полу нету. Вывод обломался в заднице. Кинулась к врачу вьетнамцу (Гриша терпит из последних сил), врач, вникнув в суть проблемы, совершил свою роковую ошибку. Он забыл, что в Грише булькает водичка! Принятое им решение было, наверное, грамотным с медицинской точки зрения, но только не в этом случае. Доктор загнал корчащегося (думал от боли) Гришу на процедурный стол, поставил раком и заглянул ему в анус, проффессионально раздвинув руками Гришины ягодицы и при этом сказал: Hу-ка поднатужься. Как потом рассказывали медсестры, мощность залпа была такова, что, если бы не врач, перекрывший сектор обстрела, то пришлось бы отмывать окно. Звуковое сопровождение было оглушительным. Гриша, с легкостью в организме и тяжестью в душе, стремительно покинул место катастрофы. Последнее, что он видел, это стоящий посреди процедурной, обосраный с ног до головы горе-эскулап, повторяющий как заклинание: Спирт! Спирт! и содрогающихся от хохота медсестер, безуспешно пытающихся достать вату и спирт. Процедур в тот день больше не было.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дело было в 60-х годах прошлого века. Группа физиков-ядерщиков из закрытого НИИ поехала на Черное море. Все как один - доктора наук. Пошли на бережок, по пути купив несколько бутылок винца с такой пластмассовой крышкой, которую надо срезать ножом. Приходят на пляж, приготовились уже, и - опаньки! А бутылки открывать нечем... Видят невдалеке дремлющего мужичка бомжеватого вида, спрашивают: - Уважаемый, а у вас бутылочку открыть не найдется чего-нибудь? Ему недоуменно протягивают коробок. Мужик зажигает спичку, нагревает пробку и срывает ее, уже размякшую, со словами: - Физику надо знать! С группой отдыхающих была форменная истерика, а мужичку за науку вручили одну из бутылок.

Изменено пользователем Понтий Пилат

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×